Сергей Челноков

Сергей Васильевич Челноков (1861-1924), московский фотограф-любитель, происходил из видной московской купеческой семьи, отсюда особый интерес как фотографа к культурным событиям Москвы. Потомственный почетный гражданин, московский 1-й гильдии купец, Директор правления московского товарищества на паях для производства строительных материалов «В.К. Шапошников, М.В. Челноков и Ко», директор правления московского страхового общества «Якорь», член Московской городской Управы, гласный московской Думы от партии кадетов, член Попечительского совета Третьяковской галереи. Его брат, Михаил Васильевич, был одним из лидеров партии кадетов, последним московским городским головой (с сентября 1914 г.) и комиссаром Временного Правительства по Москве в начале 1917-го.

Фотографией начал заниматься, по всей видимости, с конца 80-х годов работая с разными фотоаппаратами, но главный интерес С.Челнокова как фотографа был связан, прежде всего, со стерео-фотографией, где он добился впечатляющего результата. Стереопары – это двойные диапозитивы, предназначенные для рассмотрения в аппарате Taxiphot или ему подобных. За серию стереофотографий о Тироле удостоен (совместно с Сырейщиковым) бронзовой медали на Всероссийской выставке 1892 года (в настоящий момент местонахождение фотографий не известно). Стерео-фотокамера в те годы была главным образом игрушкой для небедных клиентов. И стереофотографии рассматривались как вид развлечения, своеобразный аттракцион, где преимущественными сюжетами были туристические виды городов и природы. Однако именно здесь он проявил себя, несомненно, как очень интересный и одаренный мастер, с большим диапазоном художественных пристрастий и выразительных композиционных решений. Среди зарубежных сюжетов автора – почти вся Западная, Центральная и Южная Европа, и тогдашние европейские реалии в трансляции Челнокова выглядят зачастую весьма любопытно.

Помимо этого, качественное изображение архитектуры и памятников искусства для времени, когда Цветаевым в Москве был основан Музей изящных искусств со слепками античных копий, было, несомненно, также культуртрегерским проектом. В репортажном жанре С.Челноков стремился передать ощущение непосредственности, неподдельности происходящего, следуя своеобразному реализму. Серии фотографий, запечатлевших открытие памятника Гоголю в Москве (1909), последствия урагана 1904 года в Мытищах, пожар Малого Театра в 1914, подъем колокола на колокольню в Мытищах, превращаются в уличные портреты-зарисовки современников. Во время русско-японской войны С.Челноков оказывается на полгода в Порт-Артуре и начинает вести свою военную фотохронику. В этом беспристрастном рассказе о воюющих людях выделяется то, что привлекло внимание фотографа – госпитали, врачи, сестры милосердия, выжившее и убитые солдаты. Он не стремится ни приукрашивать, ни излишне драматизировать.

Становясь свидетелем событий в декабрьской Москве 1905 года, С.Челноков и здесь следует принципу документирования увиденного. Эти изображения убитых на заснеженной Пресне в декабре и казачьих патрулей превратились в фотографии исторического значения. После ноябрьских событий в Москве с коротким, но кровавым штурмом Кремля большевиками (27 октября — 3 ноября) к приближающемуся Учредительному собранию была создана комиссия для составления доклада об этих эксцессах. Судьба Учредительного собрания известна: в январе 1918 г. оно было разогнано новой властью. Видимо, одним из фотографов, который запечатлел разрушения в Кремле, был С.В.Челноков, и эти снимки – вкупе, разумеется, и со всей общественно-политической деятельностью семьи Челноковых на фоне большевистского переворота, послужили причиной его спешной вынужденной эмиграции.

Техника цветной фотосъемки составляет отдельную главу творчества Челнокова. До нашего времени сохранился фирменный деревянный ящик, специальная упаковка с 50 цв. диапозитивами в технике «автохром» (что заметно больше, чем все собрание автохрома в Политехническом музее). Среди сюжетов этого раздела – портреты членов семьи и известных людей, этюды в виде пейзажей, натюрмортов и костюмных сцен, эксперименты с репродукциями картин. Сам разброс сюжетов показывает, что работа с цветом была для Челнокова делом экспериментальным. Не исключено, что автор сам производил эксперименты с химическим составом фотоэмульсий, пользуясь дружескими связями с известными учеными (Д.П. Сырейщиков и др.) и коллегами-фотолюбителями.

О фотографе сегодня говорят больше его сохранившееся фотографии, нежели чем скудные свидетельства, рассыпанные по российским и зарубежным архивам. В 1921 году он зарегистрирован среди эмигрантов, прибывших в Константинополь из России, и в том же 1921 году Челноков уже оказывается в Дании. После революции его работы были надолго скрыты от публики. Известный в настоящее время фотоархив состоит из более чем полутора тысяч стеклянных диапозитивов и негативов (преимущественно стереопары) и серии цветных диапозитивов в технике автохром – все периоды с конца 1880-х по 1917 год.
Перед нами фотографическое свидетельство жизни в России и Европе на рубеже веков, не только представляющее разные социальные слои той эпохи, но являющиеся своеобразным фото-повествованием, которое оставил фотограф. Фотографии предстали перед его современными исследователями и публикаторами практически лишенные каких-либо сопроводительных записей. Поэтому большая работа потребовалась для атрибутирования и каталогизации фотонаследия. К счастью, наличие в наше время под рукой такого инструмента, как интернет, позволило в ряде случаев идентифицировать современный вид ландшафта с той же точки, с какой его снимал Челноков в 1902 году (речь идет, например, о населенных пунктах Тичино – итальянской Швейцарии).

Карта Фотографа